Сооснователь Cosmos: я тайный биткоин-максималист, но будущее — за Proof-of-Stake

By | 4 июня, 2020

В эксклюзивном интервью ForkLog сооснователь проектов Tendermint и Cosmos Итан Бьюкмэн рассказал, почему, несмотря на любовь к биткоину, он видит будущее криптовалютной экономики в системах Proof-of-Stake и какую роль в его жизни сыграли Виталик Бутерин и Влад Замфир. Он также объяснил, почему Илон Маск не очень полезен в контексте реформирования финансовой системы и почему поддерживает ограничительные меры в экономике.

В настоящее время Бьюкмэн возглавляет Informal Systems, компанию, которая в феврале 2020 года отделилась от некоммерческой организации Interchain Foundation, занимающейся продвижением технологий и децентрализованных приложений экосистемы Cosmos.

Этому предшествовали противоречивые события внутри команды Cosmos, результатом которых стало заявление сооснователя Джея Квона о намерении покинуть проект.

Несмотря на то, что формально Бьюкмэн больше не занимается разработкой запущенного в марте прошлого года Cosmos, он сохраняет тесные связи с проектом, а также активно работает над системами Proof-of-Stake.

ForkLog: Привет, Итан! Давай начнем с насущного. Как будут сосуществовать биткоин с механизмом PoW и экосистема PoS?

Итан Бьюкмэн: Последние пять лет я был, наверное, одним из главных адвокатов PoS. Я был одним из первых людей, которые начали продвигать эти системы в 2014 году и пришли к пониманию того, что единственный способ добиться
масштабирования блокчейн-систем — это именно PoS, а не PoW.

Я помню сентябрь 2014 года, когда мы были близкими друзьями с Владом Замфиром и как-то сидели всю ночь, рассуждая о том, какими будут блокчейны через 5-10 лет. Именно тогда ко мне пришло убеждение, что PoS — это будущее. И это невероятно, что все, о чем мы говорили тогда, материализовалось в следующие пять лет.

В то же время, хотя PoS имеет огромную важность для экономики многих блокчейн-систем, я убежден и в том, что необходима и одна глобальная PoW-сеть. Очень много говорилось о негативном воздействии PoW на окружающую среду. И это действительно так, если все блокчейны будут работать на PoW.

Но PoW предлагает и то, чего PoS не может предложить: академически обоснованный источник правды. В PoS-системах всегда будет политика, где-то между линиями ты понимаешь, что имеешь дело с субъективной реальностью. В этом отношении PoW-системы более устойчивы к коррупции, и я счастлив, что биткоин обладает этой неизменяемостью. Я определенно вижу большое будущее у биткоина, он предлагает огромную ценность, и я надеюсь, мы найдем способы привязать PoS-системы к алгоритму PoW.

ForkLog: В последнее время как раз стали появляться различные попытки в этом области — биткоин на эфире, «обернутый» биткоин и т.д. Что ты думаешь об этих инициативах?

Итан Бьюкмэн: Это интересные эксперименты. Но такие системы сопряжены с большими кастодиальными и экономическими рисками. Пользователям необходимо знать об этом и лучше понимать модели безопасности таких систем. Недавняя попытка объединить Ethereum и биткоин, например, проработала всего несколько дней. Тем не менее очень важно начинать эксперименты в этой области и пытаться добиться интероперабельности.

ForkLog: Любопытно, что в свое время ты назвал себя «тайным биткоин-максималистом». Расскажи немного больше о себе, как ты пришел в криптовалюты и что послужило вдохновением для начала работы над проектом Tendermint?

Итан Бьюкмэн: Моим большим увлечением всегда была биофизика, это именно то, что я изучал в университете. Меня глубоко интересовали вопросы происхождения жизни и нарождающегося качества вселенной. Мне было интересно, как работают системы, в которых мы живем, как существуют организмы, как существуют леса, и отсюда пошло мое увлечение вопросами устойчивости этих систем.

Обсуждать биткоин с Владом Замфиром мы начали еще в 2013 году. Мы часто звонили другу другу и размышляли о том, как биткоин может решить проблемы финансовой системы, и о его невероятном потенциале для криптографии. Также нас очень заинтересовала криптоэкономика как дисциплина.

Итан Бьюкмэн (справа) на открытии первого биткоин-банкомата в Гуэлфе, Онтарио, в 2014 году

В начале 2014 года мы узнали об Ethereum, встретили Виталика Бутерина и посещали различные митапы в Торонто, где обсуждали различные криптографические протоколы и их способность создать более устойчивые экономические системы. Мы все любили биткоин, но Ethereum в то время был более авангардным экспериментом. Биткоин более консервативный, и на пересечении компьютерных наук и экономики Ethereum был словно открытым приглашением!

В 2014 году мы всерьез взялись за Ethereum, делали первые исследования в области PoS, а также пытались разработать ASIC-устойчивые механизмы для PoW. Это были ранние дни криптосистем, все было безумно интересным, но уже тогда мы поняли, что над настоящим масштабированием блокчейна мы не работаем и что нужен другой механизм консенсуса, особенно для корпоративного использования.

В том же году Джей Квон создал прототип системы Tendermint, которая базировалась на исследованиях, которые я вел вместе с Виталиком и Владом. А уже в 2015 году мы начали совместную работу над Tendermint. В то время мы жили в Сан-Франциско в так называемом «Дворце Proof of Stake» — это было место, где под одной крышей жили и работали энтузиасты и исследователи PoS.

Это был уникальный эксперимент, который помог нам обмениваться идеями о том, каким может быть мир с тысячами блокчейнами и как они будут между собой общаться. В то время я работал в блокчейн-компании Monax, и нам было нужно PoS-решение для Ethereum, однако главной альтернативой стал именно Tendermint. Его ПО было более зрелым, чем все остальное вокруг, и в итоге Monax развернул свою EVM поверх Tendermint.

Одновременно с этим я все больше стал интересоваться самими механизмами консенсуса и в конце 2015 года покинул Monax, начав работать на полную ставку с Джеем в Tendermint. Я стал сооснователем проекта, и в 2016 году мы пытались привлечь финансирование от венчурных инвесторов. Но в то время многие еще не понимали, о чем мы говорим.

Это вернуло нас к первоначальной идее по созданию криптовалюты на публичном блокчейне и публичного финансирования, а со времени и привело к созданию Cosmos. Работу над ним мы начали где-то в 2016 году.

ForkLog: Это было как раз время, когда начала набирать популярность модель ICO. Однако Cosmos от такого пути отказался. Почему?

Итан Бьюкмэн: Мы провели публичный фандрейзинг в 2017 году, но называть это ICO мы не стали. Мы не позиционировали это как ICO и были очень консервативными и осторожными в своем подходе к привлечению средств. Мы почти не занимались маркетингом, с самого начал все было нацелено на создание децентрализованного сообщества людей, которые хотели бы стать валидаторами и иметь свой голос в управлении проектом. То есть мы изначально не ориентировались на тех, кто приобретал бы токен ради финансовой выгоды, а на тех, кто был искренне заинтересован в основополагающей технологии, видении и ценностях проекта.

Не ставили мы перед собой и какую-то определенную цель по сумме финансирования. Другие проекты в то время собирали миллионы долларов, мы получили $17 млн, что уже было очень неплохо, и закрыли кампанию примерно за 30 минут. После этого мы сделали предложение о первоначальном распределении токенов, сообщество его приняло, и так появился на свет Cosmos.

ForkLog: Согласен ли ты с идеей о том, что вся эта история с ICO нанесла криптовалютной индустрии ущерб?

Итан Бьюкмэн: Трудно сказать. С одной стороны, ICO привлекли к криптовалютам внимание и помогли привлечь немалые деньги, которые были направлены в очень продуктивное русло. Криптография, формальная верификация, безопасность аппаратного обеспечения … нельзя не согласиться с тем, что криптонаука получила очень мощную подпитку, и очень значительная часть этих денег пришла во время бума ICO.

С другой стороны, было очень много хайпа и скамов, люди теряли деньги, и в конце концов вопросом занялись регуляторы. И это было плохо, потому что регуляторы, хотя и должны защищать розничных инвесторов, не должны стоять на пути инноваций. И очень жаль, что сегодня очень непросто привлечь деньги на настоящие инновации. В то же время это поднимает планку для мошенников.

ForkLog: С точки зрения одного из основателей Cosmos, что можно считать главными достижениями проекта за последние 15 месяцев?

Итан Бьюкмэн: Главное достижение — это то, что сама сеть уже более года работает без единого отказа. У нас уже более 125 валидаторов, включая несколько крупных организаций, но, что еще более важно, мы видим, как большие проекты берут на вооружение технологию Cosmos и создают на ее основе собственные блокчейны. Наиболее яркий пример — это, наверное, Binance, использовавшая нашу технологию для создания своей децентрализованной биржи.

Кроме того, мы вполне можем гордиться уровнем децентрализации. Около 20 крупных валидаторов, возможно, и контролируют порядка двух третей всего стейка, но мы видим высокий уровень управления со стороны широкого сообщества и большой процент участвующих в голосованиях.

То же самое можно сказать и про разработку — здесь мы также видим исключительно высокий уровень децентрализации. Более того, многие компании строят свои бизнес-модели на успехе Cosmos и его технологии и заинтересованы в том, чтобы вносить как можно больший вклад в развитие проекта.

ForkLog: Если бы у вас была возможность вернуться назад и что-то изменить, то что бы это было?

Итан Бьюкмэн: Вернуться назад и сделать что-то иначе… Наверное, мы могли бы чуть раньше начать с формальной верификацией, а также чуть лучше поработать над своим ПО и его сложными спецификациями.

С точки зрения инженера можно всегда сказать, что некоторые вещи можно было бы сделать лучше. Однако в целом все шло неплохо, и мы по большей части вполне довольны тем, как развиваются события.

ForkLog: Если говорить про валидаторов, то некоторые PoS-проекты уже подвергались критике за чрезмерную концентрацию крупных организаций, способных аккумулировать большие количества монет. Это не только оставляет крайне мало шансов небольшим игрокам, но и напрямую угрожает децентрализации систем. Что делает Cosmos для предотвращения такого сценария?

Итан Бьюкмэн: Мы определенно думаем о небольших валидаторах и тенденциях к централизации среди групп крупных стейкеров. Есть ряд предложений по изменению протокола, призванных создать больше финансового стимула для децентрализации валидаторов. Но если честно, я не уверен, что эту проблему можно решить глобально на уровне блокчейна. Поэтому я всегда выступал в пользу локального подхода к масштабированию, то есть за географическое определение. Это могут быть городские блокчейн-системы для валидаторов, что также позволяет достигнуть большего баланса между криптоэкономикой и традиционными системами.

ForkLog: Есть ли уверенность в том, что эту проблему поможет решить нынешняя схема с 300 валидаторами после 10 лет существования блокчейна Cosmos?

Итан Бьюкмэн: Очень непросто пытаться предсказать будущее блокчейн-систем на 10 лет вперед. Но дизайн Cosmos предполагает гибкий механизм управления, и если валидаторы захотят принять решение об изменениях, они всегда это могут сделать. Вполне может произойти так, что через год или два у нас будет система с тысячей валидаторов. Вся суть Cosmos, его основная философия и ценность — это суверенитет пользователей. Если сообщество хочет что-то изменить, оно всегда может это сделать.

ForkLog: На каком этапе находится сейчас разработка протокола IBC?

Итан Бьюкмэн: В данный момент — это продвинутая тестовая сеть. Мы работаем над спецификациями, ПО постоянно внедряется и обширно тестируется, и в предстоящем релизе будет много изменений. Летом мы начинаем масштабный процесс апгрейда, и я думаю, что уже в этом году он будет запущен в основной сети.

ForkLog: SDK Cosmos становится все более популярным у разработчиков разных проектов, в том числе и тех, которые занимаются приложениями для сектора DeFi. Что ты думаешь о роли DeFi в криптоэкономике?

Итан Бьюкмэн: В области DeFi происходят весьма интересные вещи, но я думаю, что сегодня этот сектор пока еще не представляет собой то, что должен представлять. DeFi призван перестроить существующую финансовую систему более прозрачным способом.

Я обеими руками за прозрачность, но, если в случае с традиционными финансовыми системами, ты знаешь, что однажды тебя поимеют, хотя не совсем ясно как, то в случае с DeFi ты знаешь, что однажды тебя поимеют, и как это произойдет куда более понятно.

Я надеюсь, что нам удастся создать финансовую систему, где вероятность того, что тебя поимеют, будет значительно ниже. Систему, где будет более устойчивый фундамент для человеческой социоэкономики без крысиных бегов и стремления сделать из денег еще больше денег. И в этом отношении DeFi явно не помогает. Все это здорово и весело, люди экспериментируют, но нам нужен настоящий фундамент для новой экономической системы. Текущие тренды обнадеживают, но рисков очень много, и вполне вероятно, что мы сами себя обманываем и пытаемся продать эту ложь другим.

ForkLog: Сегодня, когда пыль несколько улеглась, как ты оцениваешь противоречия внутри команды Cosmos в прошлом году, в результате которых ключевые фигуры, в том числе Джей Квон, покинули проект? Нет ли сожалений о случившемся?

Итан Бьюкмэн: Наверное, это возвращает нас к вопросу о том, что мы могли бы сделать иначе, если бы была такая возможность. Вероятно, мы могли бы создать более прочную структуру управления. Очень многие из тех проблем были связаны с управлением. Нас было всего три человека в Interchain Foundation, а Джей был CEO и единственным человеком в совете директоров в All In Bits, компании, которая стоит за проектом Tendermint. Возможно, нам стоило пригласить больше людей в правление фонда.

Но ничего необычного в этом нет. Проблемы управления в технологических компаниях встречаются очень часто, достаточно вспомнить всю ту драму, которая развернулась в свое время в Uber и WeWork. Важно другое — в прямом понимании этого слова никто проект не покидал, все по-прежнему вносят большой вклад в его развитие. Нам посчастливилось найти способ для конструктивного продолжения работы. Сейчас у нас больше компаний, а компании, которые так или иначе участвовали в проекте, сейчас занимают больше руководящих ролей. Кто-то ушел, чтобы создать другие корпоративные структуры.

С точки зрения децентрализации все смотрится очень позитивно. Мы с Джеем находимся в хороших отношениях и вместе работаем в правлении Interchain Foundation.

ForkLog: Расскажи побольше об Informal Systems, чем конкретно занимается компания и чем была вызвана необходимость ее создания как отдельной единицы путем выхода из Interchain Foundation?

Итан Бьюкмэн: Informal Systems — это результат того чувства неудовлетворенности, которое у нас возникло в процессе создания распределенного ПО и управления распределенными организациями. И то, и другое включает в себя склонные к ошибкам человеческие процессы, доказать которые очень сложно. Если вам нужна гарантия того, что создаваемая вами распределенная организация работает корректно, в том числе с точки зрения контрактов и финансовой отчетности, все это требует немалой ручной работы. А доказать, что вы делаете все правильно или что вы ничего не нарушили при внесении изменений, очень сложно.

Миссия Informal Systems заключается в верификации состоятельности распределенных систем и организаций. Можно провести параллель с аудитом компаний на предмет вопросов безопасности и финансов, только с фокусом на разработчиков и их инструментарий, помогая им в создании более качественного распределенного ПО.

Распределенные системы машин и распределенные системы людей — это две стороны одной и той же проблемы. Это означает не только необходимость в более высоком уровне гарантий того, что ПО было создано правильно и работает так, как должно работать, но и то, что сами организации создаются должным образом и ими легче управлять.

В более широком смысле это известно как формальная верификация, но в блокчейн-системах формальная верификация как таковая к сегодняшнему дню сильно устарела. В смарт-контрактах, которые работают на не прошедших аудит системах, находятся миллионы, если не миллиарды долларов, и эти системы не имеют тех же ресурсов для коррекции, которые имеют традиционные системы. Если что-то пойдет не так, последствия будут куда более тяжелыми.

Наш фокус — не столько на смарт-контрактах, сколько на лежащих в их основе алгоритмах консенсуса и протоколах распределенных систем. Практически каждый из известных сегодня блокчейнов имеет свою виртуальную машину, но в основе всего лежит протокол консенсуса.

Такие PoS-системы, как Polkadot, NEAR, Solana, Tezos, все они разрабатывают собственные протоколы консенсуса, но тех, кто занимался бы их формальной верификацией, в индустрии очень мало. И это именно та область, в который мы обладаем огромной экспертизой. Мы не только осуществляем формальную верификацию протоколов, но и помогаем их создателям получить гарантии того, что их ПО имплементировано корректно.

ForkLog: В настоящий момент единственным клиентом Informal Systems является сам Cosmos. Планируется ли расширение этого списка? Вероятно, это могло бы быть весьма актуальным в свете растущей опасности массовой слежки за людьми со стороны государственных структур в эру пандемии коронавируса.

Итан Бьюкмэн: Хотя наш фокус и направлен пока в основном на Cosmos, мы безусловно полностью открыты к сотрудничеству с более широкой экосистемой. Нам это особенно интересно и потому, что одна из целей Cosmos — объединение многих блокчейнов в одну интероперабельную систему. Для этого и задуман IBC-протокол (Inter-Blockchain Communication). Это своего рода протокол нулевого слоя, клиент для всех остальных протоколов. Лучшее понимание разных алгоритмов консенсуса и их свойств — первый шаг на пути к фактической интеграции этих блокчейнов в Cosmos.

В более широком смысле, и я согласен насчет массовой слежки, мы заинтересованы в том, чтобы выйти за пределы исключительно блокчейн-пространства. Мы хотели бы помочь компаниям, которые создают протоколы распределенных систем, и понять характеристики и гарантии этих протоколов.

В то же время в данный момент мы не так сильно сфокусированы на криптографии. Конечно, криптография играет большую роль во многих протоколах консенсуса и мы должны знать о происходящем, но если говорить о защите данных инфицированных коронавирусом, то есть другие проекты, обладающие большей экспертизой в этой области.

ForkLog: Предлагаю завершить беседу на философской ноте. Все мы сейчас проходим через непростые времена: из-за пандемии коронавируса границы закрыты, значительная часть планеты находится в изоляции, работа многих предприятий остановлена. Многие с таким подходом не согласны и настаивают на возобновлении нормальной жизнедеятельности, говоря о необходимости спасти экономику. Один из них — Илон Маск, не так давно написавший в Twitter призыв «Освободить Америку сейчас же!». Небезызвестный Нассим Талеб процитировал его твит, сопроводив словами о необходимости «освободить Америку от психопатов». Чью сторону ты бы занял в этой полемике?

Free America now… from psychopaths! pic.twitter.com/jm9TKY4HTo

— Nassim Nicholas Taleb (@nntaleb) April 29, 2020

Итан Бьюкмэн: Вероятно, я встану на сторону Талеба. Экономика умерла еще в 2009 году, хотя все это отрицают. Неважно, коронавирус или что-то другое: то, что мы создали, очень хрупкое и фундаментальное неустойчивое.

Мне кажется, Илон Маск неправильно понимает устойчивость. Когда Талеб говорит об устойчивой финансовой системе, для него это в первую очередь акцент на локальность. Это во многом совпадает с моими убеждениями. Маска локальность интересует значительно меньше, ему важны высокие технологии и утопическая вера в то, что технологии могут решить наши проблемы.

Технологии могут продвинуться очень далеко, но решение проблемы движения на дорогах не в том, чтобы построить электрокар или подземный туннель, по которому можно будет перемещаться с гиперскоростью. Решение проблемы движения на дорогах — сокращение потребности людей в вождении автомобилей, и это больше социо-политические решения, нежели технологические.

Наша экономика рухнула бы не одним, так другим способом, и возможно, что нынешняя пандемия — не самое худшее, что могло произойти. Я очень надеюсь, что ее воспримут как возможность пересмотреть структуру глобальной финансовой системы и попытаться создать все с нуля. Маск с этой точки зрения не очень полезен.

ForkLog: Еще один из известный мыслитель Сейфедин Аммус также в числе сторонников того, чтобы снять все ограничительные меры и позволить вирусу развиваться собственным ходом, создавая у людей коллективный иммунитет. В качестве примера он нередко приводит опыт Беларуси и Швеции, которые на государственном уровне отказались от введения ограничительных мер. Может, введение карантина на практически глобальном уровне действительно было ошибкой и следовало позволить событиям течь своим ходом, надеясь в итоге на лучшее?

Итан Бьюкмэн: Нет, я так не думаю. Проблема в неопределенности. Мы не знаем, когда вирус будет побежден, и чем больше мы о нем узнаем, чем больше мы понимаем, насколько он отличается от всех других вирусов в прошлом, тем лучше для нас.

Это не просто грипп, мы понятия не имеем, с чем имеем дело, и не понимаем, как выработать против этого иммунитет, и просто позволить вещам идти своим ходом и надеяться на лучшее — это не просто халатность, а преступление.

Все эти разговоры о замедлении экономики… Люди десятилетиями говорят об изменении климата, и вот она возможность действовать! А если вы переживаете за рост экономики и ВВП, то это просто фарс и плевок в сторону настоящего благосостояния.

Фондовые рынки не создают сейчас никакого благосостояния, это все каннибализм. И сейчас у нас есть шанс перезапустить глобальную экономику. К сожалению, это невозможно сделать без огромного количества страданий и в конечном счете смертей. Поэтому идея о том, чтобы просто открыть в данный момент экономики, не что иное, как преступление. И психопатия. Освободите Америку от психопатов!

Беседовал Andrew Asmakov
ForkLog
Автор: Andrew Asmakov

Поделиться ссылкой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *